Gasthaus zur Stadt Rom

Ogarev Нikolaj Platonovich

Library → Fiction → Poetry

Луна печально мне в окноСквозь серых туч едва сияла;Уж было в городе темно,Пустая улица молчала,Как будто вымерли давноВсе люди... Церковь лишь стоялаВ средине площади одна,Столетней жизнию полна.Свеча горела предо мной;Исполнен внутренним страданьем,Без сна сидел я в час ночной,Сидел, томим воспоминаньем,И беспредметною тоской,И безотчетливым желаньем,—И сердце ныло, а слезаНе выступала на глаза.Но вот коснулись до меняИз комнаты соседней звуки:Как вихрь, по клавишам звеня,Тревожно пронеслися руки;Потом аккорды слышал я,И женский голос, полный муки,Любви тоскующей души,Мне зазвучал в ночной тиши,Qual cuor tradesti!Qual cuor tradesti — Какое сердце ты предал! (итал.). Слова из заключительной арии оперы В. Беллини «Норма». 1 Кто же могВстревожить женщину обманом?Кто душу светлую облекТоски безвыходной туманом?Любовь проснулась на упрек,И совесть встала великаном,Но слишком поздно он узнал,Какое сердце разорвал.Любовь проходит, и темноСтановится в душе безродной;Былое будишь — спит оно,Как вялый труп в земле холодной,И сожаленье нам одноДано с небес, как дар бесплодный...Но смолкла песнь; они потомИную песнь поют вдвоем.И в этой песне дышит вновьДуши невольной умиленье,И сердца юного любовь,И сердца юного стремленье;Не бурно в жилах бьется кровь,Но только тихое томленьеОт полноты вздымает грудь,И сладко хочется вздохнуть.Я им внимаю в тишине —Они поют, а сердцу больно;Они поют мне о весне,Как птички в небе — звучно, вольно,И хорошо их слушать мне,А все ж страдаю я невольно;Их песнь светла, в ней вера есть —Мне сердца ран не перечесть.Они счастливы, боже мой!Кто вы, мои певцы,— не знаю,Но в наслажденьем и тоскойЯ, странник грустный, вам внимаю.Блаженствуйте! я со слезойВас в тишине благословляю!Любите вечно! жизнь в любви —Блаженный сон, друзья мои.Живите мало. Странно вам?Ромео умер, с ним Джульетта —Шекспир знал жизнь, как бог,— мы снамРоскошно верим в юны лета,Но сухость жизнь наводит нам...Да мимо идет чаша эта,Где сожаленье, и тоска,И грустный холод старика!Блаженны те, что в утре днейВ последнем замерли лобзанье,В тени развесистых ветвей,Под вечер майский, при журчаньеБегущих вод,— и соловейИм пел надгробное рыданье,А ворон тронуть их не смелИ робко мимо пролетел.


15-16 декабря 1841
Примечания

Record author: XTreme
Number of views: 629

See also in this area:  Mne prednachertano v vekah... (Aliger Margarita Iosifovna)

If you are a copyright holder for this file or text, please report us.
Search
Example: English grammar
Upload your file to E-Lingvo

Links to other sites
Feedback


Books and files in
    Russian language
    English language
    German language
    French language
    Spanish language
    Italian language
    Portugal language
    Polish language
    Czech language
    Ukrainian language


Materials for students
Textbooks
Summaries
Abstracts, diplomas
Cribs & lectures

Fiction
The antique literature
Mythology, the epos
Ancient east literature
The Old Russian literature
The ancient European literature
Prose of XVIII-XXI-th centuries
Poetry

The scientific literature
Linguistics, Russian philology
Literary criticism
The ancient and antique literature
The Russian literature of a XVIII-th century
The Russian literature of a XIX-th century
The Russian literature of a XX-th century
The world literature
Psychology, pedagogics
Philosophy
Marketing and PR
Cultural science
Jurisprudence
History
The state and the right
Economy
Religious studies


  Русская версия