K [V. A. Panaevu]

Ogarev Нikolaj Platonovich

Library → Fiction → Poetry

Когда в цепи карет, готовых для движенья,     Нашли вы место наконец,     И приютились, как мудрец,Меж девственных старух избегнув искушенья,     И взвизгнул роковой свисток,     И в дальний путь вас пар увлек;Смущен, как человек пред диким приговором,За быстрым поездом следил я долгим взором,     Пока он скрылся — и за ним,     Помедлив, разлетелся дым;Пустынно две бразды железные лежали,И я пошел домой, исполненный печали...Так вы уехали!.. А длинный разговорЕще звучит в ушах, как дружелюбный спор,Но обоюдные запросы и сомненьяУныло на душе остались без решенья.Что эти сумерки — пророчат ли рассвет?Иль это вечер наш и ночь идет вослед?     Что миру — жизнь иль смерть готова?     Возникнет ли живое слово?Немое множество откликнется ль на зов?Иль веру сохранит в ношение оков?     Как это знать!.. Так сеятель усталый     Над пашнею, окончив труд немалый,     Безмолвствуя в раздумии стоит     И на небо и на землю глядит:Прольется ль свежий дождь над почвой оживленнойИли погибнет сев, засухою спаленный?Я знаю — с родины попутный ветр пошел,Заря проснулася над тишиною сел;Как древний Ной — корабль причалил к Арарату,И в море тихое мы пролагаем путь,Как мирный мост, как связь востоку и закату,И плавно хочет Русь все силы развернуть.Я знаю — с берега Британии туманнойЖивою жилою под морем нить прошлаДо мира нового... И вот союз желанный!И так и кажется, что расступилась мгла —И наши племена, с победной властью пара,Дорогу проведут вокруг земного шара.Оно торжественно! И воздух свежих силТак дышит верою в громадность человека...А тут сомнение и веянье могилНевольно чуется при замиранье века.     И вижу я иные племена —     Тут — за морем... Их жажда — кровь, война,     И, хвастая знаменами свободы,     Хоть завтра же они скуют народы,Во имя равенства все станет под одно,Во имя братства всем они наложат цепи,Взамен лесов и нив — всё выжженные степи,И просвещение штыками решено —И будет управлять с разбойничьей отвагой,Нахальный генерал бессмысленною шпагой.Чем это кончится? Возьмет ли верх палачИ рабства уровень по нас промчится вскачь,Иль мир поднимется из хаоса и мукиПри свете разума, при ясности науки?     Как это знать? Над пашнею стою,     Как сеятель, и голову мою     Готов сложить без сожаленья;     Но что же мой последний миг —      Он будет ли тяжелый крик     Иль мир спокойного прозренья?..     Вас проводя, так думал я, друг мой,     В безмолвии, когда я шел домой,—Но обоюдные запросы и сомненьяУныло на душе остались без решенья.


<1858>
Н.П.Огарев. Избранное. Москва: Художественная литература, 1977.

Record author: XTreme
Number of views: 570

See also in this area:  Esche neobhodimo ljubit' i ubivat'... (Bal'mont Konstantin Dmitrievich)

If you are a copyright holder for this file or text, please report us.
Search
Example: English grammar
Upload your file to E-Lingvo

Links to other sites
Feedback


Books and files in
    Russian language
    English language
    German language
    French language
    Spanish language
    Italian language
    Portugal language
    Polish language
    Czech language
    Ukrainian language


Materials for students
Textbooks
Summaries
Abstracts, diplomas
Cribs & lectures

Fiction
The antique literature
Mythology, the epos
Ancient east literature
The Old Russian literature
The ancient European literature
Prose of XVIII-XXI-th centuries
Poetry

The scientific literature
Linguistics, Russian philology
Literary criticism
The ancient and antique literature
The Russian literature of a XVIII-th century
The Russian literature of a XIX-th century
The Russian literature of a XX-th century
The world literature
Psychology, pedagogics
Philosophy
Marketing and PR
Cultural science
Jurisprudence
History
The state and the right
Economy
Religious studies


  Русская версия