Babij Jar

Evtushenko Evgenij Aleksandrovich

Library → Fiction → Poetry

Над Бабьим Яром памятников нет.Крутой обрыв, как грубое надгробье.Мне страшно.          Мне сегодня столько лет,как самому еврейскому народу.Мне кажется сейчас -                    я иудей.Вот я бреду по древнему Египту.А вот я, на кресте распятый, гибну,и до сих пор на мне - следы гвоздей.Мне кажется, что Дрейфус -                          это я.Мещанство -           мой доносчик и судья.Я за решеткой.            Я попал в кольцо.Затравленный,           оплеванный,                   оболганный.И дамочки с брюссельскими оборками,визжа, зонтами тычут мне в лицо.Мне кажется -             я мальчик в Белостоке.Кровь льется, растекаясь по полам.Бесчинствуют вожди трактирной стойкии пахнут водкой с луком пополам.Я, сапогом отброшенный, бессилен.Напрасно я погромщиков молю.Под гогот:      "Бей жидов, спасай Россию!"-насилует лабазник мать мою.О, русский мой народ! -                       Я знаю -                               тыПо сущности интернационален.Но часто те, чьи руки нечисты,твоим чистейшим именем бряцали.Я знаю доброту твоей земли.Как подло,        что, и жилочкой не дрогнув,антисемиты пышно нареклисебя "Союзом русского народа"!Мне кажется -             я - это Анна Франк,прозрачная,          как веточка в апреле.И я люблю.         И мне не надо фраз.Мне надо,        чтоб друг в друга мы смотрели.Как мало можно видеть,                     обонять!Нельзя нам листьев                  и нельзя нам неба.Но можно очень много -                      это нежнодруг друга в темной комнате обнять.Сюда идут?        Не бойся — это гулысамой весны -             она сюда идет.Иди ко мне.          Дай мне скорее губы.Ломают дверь?           Нет - это ледоход...Над Бабьим Яром шелест диких трав.Деревья смотрят грозно,                      по-судейски.Все молча здесь кричит,                      и, шапку сняв,я чувствую,          как медленно седею.И сам я,       как сплошной беззвучный крик,над тысячами тысяч погребенных.Я -   каждый здесь расстрелянный старик.Я -   каждый здесь расстрелянный ребенок.Ничто во мне           про это не забудет!"Интернационал"             пусть прогремит,когда навеки похоронен будетпоследний на земле антисемит.Еврейской крови нет в крови моей.Но ненавистен злобой заскорузлойя всем антисемитам,                 как еврей,и потому -          я настоящий русский!


1961
Евгений Евтушенко. Мое самое-самое. Москва, Изд-во АО "ХГС" 1995.

Record author: XTreme
Number of views: 588

See also in this area:  Incubus (Bal'mont Konstantin Dmitrievich)

If you are a copyright holder for this file or text, please report us.
Search
Example: English grammar
Upload your file to E-Lingvo

Links to other sites
Feedback


Books and files in
    Russian language
    English language
    German language
    French language
    Spanish language
    Italian language
    Portugal language
    Polish language
    Czech language
    Ukrainian language


Materials for students
Textbooks
Summaries
Abstracts, diplomas
Cribs & lectures

Fiction
The antique literature
Mythology, the epos
Ancient east literature
The Old Russian literature
The ancient European literature
Prose of XVIII-XXI-th centuries
Poetry

The scientific literature
Linguistics, Russian philology
Literary criticism
The ancient and antique literature
The Russian literature of a XVIII-th century
The Russian literature of a XIX-th century
The Russian literature of a XX-th century
The world literature
Psychology, pedagogics
Philosophy
Marketing and PR
Cultural science
Jurisprudence
History
The state and the right
Economy
Religious studies


  Русская версия