Нakonec!

Chernyj Sasha

Library → Fiction → Poetry

В городской суматохеВстретились двое.Надоели обои,Неуклюжие споры с собою,И бесплодные вздохиО том, что случилось когда-то...В час заката,Весной в зеленеющем сквере,Как безгрешные звери,Забыв осторожность, тоску и потери,Потянулись друг к другу легко,                     безотчетно и чисто.Не речистыБыли их встречи и кротки.Целомудренно-чутко молчали,Не веря и веря находке,Смотрели друг другу в глаза,Друг на друга надели растоптанный                       старый венецИ, не веря и веря, шептали:«Наконец!»Две недели тянулся роман.Конечно, они целовались.Конечно, он, как болван,Носил ей какие-то книги —Пудами.Конечно, прекрасные мигиКазались годами,А старые скверные годы куда-то ушли.ПотомОна укатила в деревню, в родительский дом,А он в переулке своемНа лето остался.Странички первого письмаПрочел он тридцать раз.В них были целые томаНестройных жарких фраз...Что сладость лучшего вина,Когда оно не здесь?Но он глотал, пьянел до днаИ отдавался весь.Низал в письме из разных местАлмазы нежных словИ набросал в один присестЧетырнадцать листков.Ее второе письмо было гораздо короче.И были в нем повторения, стиль и вода,Но он читал, с трудом вспоминал ее очи,И, себя утешая, шептал: «Не беда, не беда!»Послал «ответ», в котором невольно и вольноПричесал свои настроенья и тонко подвил,Писал два часа и вздохнул легко и довольно,Когда он в ящик письмо опустил.На двух страничках третьего письмаЧужая женщина описывала вяло:Жару, купанье, дождь, болезнь мама,И все это «на ты», как и сначала...В ее уме с досадой усомнясь,Но в смутной жажде их осенней встречи,Он отвечал ей глухо и томясь,Скрывая злость и истину калеча.Четвертое посьмо не приходило долго.И наконец пришло «с приветом» carte postaleCarte postale — почтовая открытка (фр.). 1,Написанная лишь из чувства долга...Он не ответил. Кончено? Едва ль...Не любя, он осенью, волнуясь,В адресном столе томился много раз.Прибегал, невольно повинуясьЗову позабытых темно-серых глаз...Прибегал, чтоб снова суррогатом раяНапоить тупую скуку, стыд и боль,Горечь лета кое-как прощаяИ опять входя в былую роль.День, когда ему на бланке написали,Где она живет, был трудный, нудный день —Чистил зубы, ногти, а в душе кричалиЛюбопытство, радость и глухой подъем...В семь он, задыхаясь, постучался в двериИ вошел, шатаясь, не любя и злясь,А она стояла, прислонясь к портьере,И ждала не веря, и звала смеясь.Через пять минут безумно целовались,Снова засиял растоптанный венец,И глаза невольно закрывались,Прочитав в других немое: «Наконец!..»


<1913>
Примечания

Record author: XTreme
Number of views: 1079

See also in this area:  Romeo i Dzhul'etta (Aliger Margarita Iosifovna)

If you are a copyright holder for this file or text, please report us.
Search
Example: English grammar
Upload your file to E-Lingvo

Links to other sites
Feedback


Books and files in
    Russian language
    English language
    German language
    French language
    Spanish language
    Italian language
    Portugal language
    Polish language
    Czech language
    Ukrainian language


Materials for students
Textbooks
Summaries
Abstracts, diplomas
Cribs & lectures

Fiction
The antique literature
Mythology, the epos
Ancient east literature
The Old Russian literature
The ancient European literature
Prose of XVIII-XXI-th centuries
Poetry

The scientific literature
Linguistics, Russian philology
Literary criticism
The ancient and antique literature
The Russian literature of a XVIII-th century
The Russian literature of a XIX-th century
The Russian literature of a XX-th century
The world literature
Psychology, pedagogics
Philosophy
Marketing and PR
Cultural science
Jurisprudence
History
The state and the right
Economy
Religious studies


  Русская версия