Parizh bez rifm

Voznesenskij Andrej Andreevich

Library → Fiction → Poetry

Париж скребут. Париж парадят.Бьют пескоструйным аппаратом,Матрон эпохи рококопродраивает душ Шарко!И я изрек: «Как это нужно —содрать с предметов слой наружный,увидеть мир без оболочек,порочных схем и стен барочных!..»Я был пророчески смешон,но наш патрон, мадам Ланшон,сказала: «0-ля-ля, мой друг!..» И вдруг —город преобразился,       стены исчезли, вернее, стали прозрачными,над улицами, как связки цветных шаров, висели комнаты,каждая освещалась по-разному,внутри, как виноградные косточки,              горели фигуры и кровати,вещи сбросили панцири, обложки, оболочки,над столомкоричнево изгибался чай, сохраняя форму чайника,и так же, сохраняя форму водопроводной трубы,       по потолку бежала круглая серебряная вода,в соборе Парижской богомагери шла месса,как сквозь аквариум,просвечивали люстры и красные кардиналы,архитектура испарилась,и только круглый витраж розетки почему-то парил                         над площадью, как знак:                              «Проезд запрещен»,над Лувром из постаментов, как 16 матрасных пружин,                         дрожали каркасы статуй,пружины были во всем,все тикало,о Париж,    мир паутинок, антенн и оголенных проволочек,как ты дрожишь,как тикаешь мотором гоночным,о сердце под лиловой пленочкой,Париж(на месте грудного кармашка, вертикальная, как рыбка,плыла бритва фирмы «Жиллет»)!Париж, как ты раним, Париж,под скорлупою ироничности,под откровенностью, граничащейс незащищенностью,Париж,в Париже вы одни всегда,хоть никогда не в одиночестве.и в смехе грусть,         как в вишне косточка,Париж — горящая вода,Париж,как ты наоборотен,как бел твой Булонский лес,         он юн, как купальщицы,бежали розовые собаки,       они смущенно обнюхивались,они могли перелиться одна в другую,                    как шарики ртути,и некто, голый, как змея,промолвил: «чернобурка я»,шли люди,на месте отвинченных черепов,как птицы в проволочных                  клетках,свистали мысли,монахиню смущали мохнатые мужские видения,президент мужского клуба страшился разоблачений(его тайная связь с женой раскрыта,он опозорен),над полисменом ножки реяли,как нимб, в серебряной тарелкеплыл шницель над певцом мансард,   в башке ОАСа оголтелойДымился Сартр на сковородке,а Сартр,      наш милый Сартр,вдумчив, как кузнечик кроткий,жевал травиночку коктейля,всех этих таинств          мудрый дух,в соломинку,       как стеклодув,он выдул эти фонари,весь полый город изнутри,и ратуши и бюшери,как радужные пузыри!Я тормошу его:         «Мой Сартр,мой сад, от зим не застекленный,зачем с такой незащищенностьюшары мгновенные          летят?Как страшно все обнажено,на волоске от ссадин страшных,их даже воздух жжет, как рашпиль,мой Сартр!        Вдруг все обречено?!.»Молчит кузнечик на листкес безумной мукой на лице.Било три...Мы с Ольгой сидели в «Обалделой лошади»,в зубах джазиста изгибался звук в форме саксофона,женщина усмехнулась,»Стриптиз так стриптиз»,—              сказала женщина,и она стала сдирать с себя не платье, нет,—                    кожу!—как снимают чулки или трикотажные                тренировочные костюмы— о! о!—последнее, что я помню, это белки,бесстрастно-белые, как изоляторы,                   на страшном,                   орущем, огненном лице.»...Мой друг, растает ваш гляссе...»Париж. Друзья. Сомкнулись стены.А за окном летят в векахмотоциклисты        в белых шлемах,как дьяволы в ночных горшках.


1963
Andrei Voznesensky. Antiworlds and "The Fifth Ace". Ed. by Patricia Blake and Max Hayward. Bilingual edition. Anchor Books, Doubleday & Company, Inc. Garden City, NY 1967.

Record author: XTreme
Number of views: 850

See also in this area:  Kakaja osen'!... (Aliger Margarita Iosifovna)

If you are a copyright holder for this file or text, please report us.
Search
Example: English grammar
Upload your file to E-Lingvo

Links to other sites
Feedback


Books and files in
    Russian language
    English language
    German language
    French language
    Spanish language
    Italian language
    Portugal language
    Polish language
    Czech language
    Ukrainian language


Materials for students
Textbooks
Summaries
Abstracts, diplomas
Cribs & lectures

Fiction
The antique literature
Mythology, the epos
Ancient east literature
The Old Russian literature
The ancient European literature
Prose of XVIII-XXI-th centuries
Poetry

The scientific literature
Linguistics, Russian philology
Literary criticism
The ancient and antique literature
The Russian literature of a XVIII-th century
The Russian literature of a XIX-th century
The Russian literature of a XX-th century
The world literature
Psychology, pedagogics
Philosophy
Marketing and PR
Cultural science
Jurisprudence
History
The state and the right
Economy
Religious studies


  Русская версия