Besna

Vanshenkin Konstatin

Library → Fiction → Poetry

Начну с того, как по дороге вешней,Сверкающей и залитой водой,Вернулся я заметно повзрослевшийИ в то же время очень молодой.Себя на свете чувствующий прочно,Прошедший земли все и города,Вернулся я, еще не зная точно,Идти ли мне учиться. И куда?Но если мама попросту пугалась,Что вдруг женюсь я в возрасте таком,То год спустя она острегалась,Чтоб не остался я холостяком.- Ну что ты все за книжку да за книжку?Ведь этак вечно будешь одинок.Гляди, у Коли Зуева - мальчишка,А Коля помоложе ведь, сынок...А я смеялся: - Не было заботы!-И, закурив, садился в стороне,Как будто знал особенное что-то,Доподлинно известное лишь мне.Но я не знал (и в этом было дело),Как любят настоящие сердца.Я был самоуверен до пределаИ не был откровенен до конца.Я делал вид, что мне неинтересноС девчатами встречаться при луне,А между тем мне было б очень лестноУзнать, что кто-то тужит обо мне.Но потому, что деланно-привычноНе замечал вокруг я никого,Мне вслед смотрели тоже безразличноСтудентки института моего.Однажды, помню, с тощею тетрадкойЯ в институт на лекции пришел.Был ясный день, и я вздохнул украдкой.Садясь за свой нагретый солнцем стол.Косясь на белобрысую соседку,Которую, признаться, не любил,Я не спеша тетрадь придвинул в клетку,Потом проверил, хватит ли чернил.Мигнул друзьям, устроившимся рядом,Успел подумать: "Завтра выходной"И в этот миг я вдруг столкнулся взглядомС веселой однокурсницей одной...Мы много раз встречались с ней глазами,Но равнодушны были до сих пор,И лишь теперь почувствовали сами,Что не случайно глянули в упор.Как будто вдруг заметно еле-елеВеликий врач коснулся наших глаз,Чтоб мы в одно мгновение прозрели,Заметив, сколько общего у нас.Увидел я: не нужно быть искусным,Стараться красноречьем покорить,С ней и веселым можно быть и грустным,С ней, как с самим собою, говорить.И все, что было свойственно мне раньше,О чем пришлось мне нынче рассказать,Весь тот налет мальчишества и фальшиХоть не исчез, но начал исчезать.Упала с глаз мешающая сетка,И яркий мир предстал передо мной,И даже белобрысая соседкаМне показалась милой и смешной.Влюбленная в заслуженных артистов,Она сидела около окна,Вся сплошь в таких веснушках золотистых,Как будто впрямь на улице весна...Быть может, раздавались за стеноюЗвонки трамваев, чьи-то голоса.Не слышал я. Сияли предо мноюПочти родными ставшие глаза.Раздумье их, улыбку и слезу ихЯ так пойму, я так смогу им внять,Как даже твой хваленый Коля ЗуевНе смог бы, мама, этого понять.Произносил красивые слова яИ в школе, и порою на войне,Едва ли даже смутно сознавая,Какие чувства кроются во мне.Прошедшая дорогою военной,Была нелегкой молодость моя,Но тут я глубже понял жизни ценуИ смысл того, что мог погибнуть я.


1951
Константин Ваншенкин. Избранное: Стихи. Москва: Художественная литература, 1969.

Record author: XTreme
Number of views: 473

See also in this area:  Forel' razbivaet led (Mihail Kuz'min)

If you are a copyright holder for this file or text, please report us.
Search
Example: English grammar
Upload your file to E-Lingvo

Links to other sites
Feedback


Books and files in
    Russian language
    English language
    German language
    French language
    Spanish language
    Italian language
    Portugal language
    Polish language
    Czech language
    Ukrainian language


Materials for students
Textbooks
Summaries
Abstracts, diplomas
Cribs & lectures

Fiction
The antique literature
Mythology, the epos
Ancient east literature
The Old Russian literature
The ancient European literature
Prose of XVIII-XXI-th centuries
Poetry

The scientific literature
Linguistics, Russian philology
Literary criticism
The ancient and antique literature
The Russian literature of a XVIII-th century
The Russian literature of a XIX-th century
The Russian literature of a XX-th century
The world literature
Psychology, pedagogics
Philosophy
Marketing and PR
Cultural science
Jurisprudence
History
The state and the right
Economy
Religious studies


  Русская версия